МАЙДАН СВОБОДЫ

То, что происходит в Украине, — это свидетельство того, что упала вторая стена.
М.С. Горбачев

Объяснять глубокие общественные катаклизмы заговором неких злых сил (Запада, ЦРУ, КГБ и др.) — давняя традиция как массового сознания, так и бульварных СМИ. Что и понятно. Обыденное сознание всегда стремится к простому решению сложных проблем. А СМИ всегда были не столько инструментом просвещения, сколько манипуляций. В 1917 году массовые выступления в Петрограде и других крупных городах, завершившиеся октябрьскими событиями, российские газеты объясняли заговором большевиков, осуществленным за немецкие деньги. Белорусское телевидение до сих пор трактует распад СССР как следствие заговора ЦРУ.
Ничего удивительного, что российские и белорусские телеканалы называют украинскую оранжевую революцию экспортным товаром, привезенным с Запада, результатом американских денег и политтехнологий. Дескать, сначала испробовали в Югославии, затем в Грузии, теперь дошла очередь и до Украины. Правда, тут же сами себя и опровергают, заявляя, что в Беларуси в 2001 году у Запада ничего не получилось. Но если у нас это не получилось, значит, западные деньги и влияние — не самое главное, следовательно, существуют иные, более важные факторы, выталкивающие десятки тысяч людей на улицы.
Крах тоталитарной системы, «бархатные» революции на рубеже 80—90-х годов прошлого века имели разные последствия для посткоммунистических стран. Бывшие социалистические государства Центральной Европы твердо встали на путь демократических реформ и уже интегрировались в европейские структуры.
А вот в постсоветских странах процесс трансформации приобрел характер квазидемократических мутаций. В экономике — это различные вариации номенклатурно-олигархического капитализма. В политической жизни — разновидности «управляемой демократии» в виде авторитарных и полуавторитарных режимов вплоть до модели восточной деспотии (Туркмения). Причем усиливаются антидемократические тенденции. Каждые новые выборы на постсоветском пространстве менее демократичны в сравнении с предыдущими. Кланы или группировки, пришедшие к власти, как правило, не отдают эту власть больше никому, используя выборы как декорацию.
Более того, СНГ фактически превратился в своеобразный интернационал авторитарных режимов. Единственная функция этой межгосударственной организации свелась к взаимной поддержке и международной легитимизации правящих элит этих стран. Наблюдатели от СНГ любые самые абсурдные выборы в этих государствах объявляют демократическими и соответствующими мировым стандартам. Вот и теперь президенты стран СНГ поспешили поздравить В. Януковича с победой.
Понятно, что рано или поздно модель олигархического капитализма и «фасадной демократии» должна была выявить свою социально-экономическую неэффективность, породить комплекс противоречий, накопить протестный потенциал. Было бы опрометчиво утверждать, что государства СНГ находятся накануне нового этапа «бархатных» антиавторитарных революций. Однако предпосылки для этого накапливаются. Первой взорвалась Грузия «революцией роз». И вот теперь Украина.
В Украине сложилась классическая модель олигаполии, в рамках которой олигархические группы, взяв под контроль экономическую и политическую систему, стали главными носителями власти. Даже политические партии стали выразителями интересов политико-экономических группировок. После «кассетного скандала», когда позиции президента Л. Кучмы ослабли, по существу произошла приватизация власти олигархами. Лидер донецкого клана В. Янукович призван был сохранить и закрепить эту модель.
Казалось бы, у правящей команды «все схвачено», она сохранила контроль над ситуацией. Руководители всех областей назначены из Киева. У правящих олигархов имеются огромные деньги на избирательную кампанию. Девять из десяти общенациональных украинских телеканалов плюс все российские работали на В. Януковича. Парламент, Центризбирком, суды контролируются исполнительной властью. В восточных и центральных областях на избирателей оказывалось давление со стороны властей. В стране начался экономический подъем, рост ВВП — 13%. (Экономический рост — это общая тенденция на пространстве СНГ, а не чисто белорусский эксклюзив, как нас пытаются уверить наши государственные СМИ.) Правительство повысило пенсии, стипендии.
Однако все это не помогло. По итогам второго тура большинство экзит-полов определили победу В. Ющенко с перевесом от 2 до 10%. И когда Центризбирком объявил противоположный результат, народ по призыву оппозиции вышел на улицы.
Конечно, трактовать украинский политический кризис только лишь по схеме «народ против олигархов и коррумпированной власти» было бы упрощением. В сегодняшнем противостоянии переплетено много узлов противоречий. Здесь сплелись национальный, межрегиональный, ценностный конфликты, разные векторы внешнеполитической ориентации, столкновение политических образов (интеллигент с европейским мышлением В. Ющенко и хозяйственник советского типа с криминальным прошлым В. Янукович). Не секрет, что В. Ющенко тоже поддерживают бизнес-группы, вытесненные на политическую обочину более сильными кланами.
Тем не менее доминантой украинской оранжевой революции является протест против обмана и фальсификаций на выборах, вседозволенности власти, клановой системы, монополизировавшей экономику и политику. Все, что за долгие годы назрело, накопилось, теперь взорвалось и вытолкнуло тысячи людей на улицы. Тем более что В. Ющенко вел свою предвыборную кампанию по схеме «народный кандидат против преступной власти». Сейчас неясно, закончится ли оранжевая революция победой. Но вне зависимости от конечного результата она уже вошла в историю. А между тем российские и белорусские телеканалы продолжают называть происходящее в Украине «беспорядками», а народ «толпой».
Интересно наблюдать влияние внешнего фактора на украинский кризис. Вопреки обвинениям России, Запад ведет себя достаточно пассивно. Руководство ЕС могло накануне выборов показать Украине пряник. Брюссель мог бы заявить, что дверь в Евросоюз открыта, и если избиратели проголосуют за европейский вектор движения страны, то ЕС готов оказать помощь. Такое заявление добавило бы голосов В. Ющенко. Однако этого не произошло.
Совсем иначе повела себя Россия. Москва пообещала украинцам двойное гражданство, упрощенное пересечение границы и регистрации, заключила новые соглашения о нефтяном транзите и др. Украинские выборы стали фактором внутриполитической жизни этой страны, даже индикатором эффективности политики Путина. Задача сохранения у власти В. Януковича стала первым серьезным проектом Москвы на постсоветском пространстве в последние годы. В поддержку своего протеже Россия бросила не только деньги, политтехнологов, телеканалы, но сам Путин стал активным агитатором за украинского премьера. Президент России не пожалел бросить на чашу весов свою репутацию. А если он проиграет? Причем впервые за годы правления Путина, вопреки политике партнерства, Россия готова из-за Украины идти на острый конфликт с Западом.
Объяснить это только рациональными мотивами невозможно. Ведь кто бы ни победил на украинских выборах, он не сможет себе позволить проводить антироссийскую политику. Впрочем, как и слишком пророссийскую.
Есть иное объяснение этого феномена. Украинские выборы стали фактором, способствующим возрождению российских имперских комплексов. Все это предвещает новую роль России на постсоветском пространстве. Начиная с горбачевской перестройки, Москва вместе с Прибалтикой была центром демократических тенденций, оттуда исходили реформаторские импульсы по всему СССР. Теперь все изменилось с точностью до наоборот. Реакция на события в Украине показывает, что Россия становится оплотом авторитаризма, защитником и охранителем олигархических режимов на пространстве СНГ. Не стоит удивляться, если все новые «бархатные» антиавторитарные революции будут носить одновременно и антироссийский характер.

 


вверх